Category: литература

У ночи четыре луны

Эти стихи - причина моей любви к поэзии. История довольно банальна. Мне было 14, в школу приехал человек, чьего имени я не запомнила. Нас согнали в актовый зал, и он читал нам стихи. Лорку. Все, я пропала. Он рассказывал про цыган, про канте хондо, много чего. Но я услышала главное - стихи. На следующий день купила томик - он до сих пор у меня на полке живет. 

И вот это вот - до сих пор одно из главных стихотворений в моей жизни. 

Он умер на рассвете
У ночи четыре луны,
а дерево - только одно,
и тень у него одна,
и птица в листве ночной.
 
Твоих поцелуев следы
ищу на теле.
А речка целует ветер,
Касаясь еле.  
Несу в руке твое "нет",
которое ты дала мне,
как восковой лимон
с тяжестью камня.  
У ночи четыре луны,
а дерево - только одно.
Как бабочка, сердце иглой
к памяти пригвождено. 

И вот недавно поняла, что не могу, баггит, прямо не отпускает, крутится в голове. Хочу перевести. Смешно, конечно, переводить на английский русский перевод. Но надо свои желания исполнять. Так что вот:
He died at sunrise
There are four moons in the night
There is only one tree
And only one shadow it has
One bird’s hidden up in its leaves
I search for your kisses in vain
That left your traces on me
The river kisses the rain
By touching it silently
I carry your “no” in my hand
The one that you had me take
It looks like a lemon in wax
But carries a stone’s weight
The night has but four moons
It has only one tree
As if it’s a butterfly
My heart’s pinned to memory

Про пипиську

Весь прошлый учебный год прошел у нас в семье под знаком пиписьки. То есть как в сентябре началось, так к маю только и понемногу закончилось перестало быть так красочно. Дело в следующем:

Вообще есть, есть у маленьких мальчиков такая фаза в развитии, когда они осознают себя гордыми обладателями полового члена. Но у обычных мальчиков это длится несколько дней и проходит даже зачастую незаметно для родителей. Но наш же мальчик - особенный мальчик. 

И вот прямо с сентября начали происходить вещи, не поддающиеся моему разумению. Сначала заявлялось, что все игрушки - его! И те, которые девочкины - тоже - его! Да, и куклы, и заколки, и вот эта тряпочка тоже.

Особенно его были все книжки. Они совсем его. Нет, даже посмотреть нельзя. Тогда дети с папой читали "Приключения капитана Блада" (и у меня дома все время раздавались громовые выкрики "Манзанилла!") - мальчик пиратами увлекался. И в один менее чем прекрасный день наш четырехлетний сын договорился до того, что про капитана Блада должен знать только он, что это - его книжка, совсем его, она не должна принадлежать больше никому. Мы говорим - а как же книжный магазин? Она там продается? Мальчик подумал и сказал:
- Мы должны поехать в книжный магазин и поговорить с директором. Он должен уничтожить весь тираж. Эта книга - моя.

В этом месте мы пошли к психологу (потому что соглашаться, что все - его, и уничтожать тиражи все ж мы не могли, а он каждый раз при отказе впадал в истерику). Которая посмеялась, сказала, что случай клинический и достоин учебника и объяснила, что это - она. Извечная мужская гордость от обладания ИМ. Надо просто переждать. 

Как раз к этому моменту начался следующий этап - демонстрации. Мальчик ходил голый при первой возможности и говорил всем "Смотрите, КАКАЯ у меня пиписька!". Все послушно соглашались, что да, таки хорошая. 

Вечер мой периодически начинался со звонка психолога из детского сада и рассказов про приключения пиписьки. В коллективе мальчик, пользуясь походами в туалет (их же туда гоняют в саду по команде оптом), переодеваниями ко сну и так далее - показывал всем, КАКАЯ, и особенно настаивал, чтобы смотрела и восхищалась Дина - белокурый ангел 3 лет и неизбывная любовь. По утрам в раздевалке мне становилось все сложнее смотреть в глаза дининому папе.

И вот к маю это дело начало потихоньку сходить на нет. За ужином делюсь с приятелем радостью:
- Представляешь, наконец период гордости от обладания членом у мальчика заканчивается! 
И получаю в ответ мечтательное:
- Ты о чем? Это не кончается никогда.